?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

[sticky post] Верхний пост

Писать разное в жж я так и не научилась, так что основная жизнь происходит в фейсбуке, а здесь остались только тексты.


Вот книги:

Лисья честность (Сборник) Вонгозеро Двойная радуга (Сборник) Vongozero IKAR On Ersatz PandemieВонгозероLe LacЖивые люди

а вот Рассказы


Поговорить об этом можно в комментариях.

Да, вот первая глава Вонгозера, здесь начало Живых людей, а это первая глава романа Кто не спрятался, который вышел в редакции Елены Шубиной только что, в октябре 2017.



Кто не спрятался

Друзья, новая книга "Кто не спрятался" вышла в АСТ, в редакции Елены Шубиной.
Уже есть в магазине Москва, а на днях появится в доме книги на Новом Арбате, в сети Читай-город и прочих книжных.

На Озоне и в Лабиринте предзаказ тоже уже открыт.

Простите, что так долго. Надеюсь, она вам понравится.

Плясать до смерти

прочла сегодня случайно отвратительнейшую книжку. она короткая, так что я управилась за день и мне даже времени, в общем, не особенно жаль.
"Плясать до смерти" - не имеющая ни малейшей литературной ценности история писателя Попова о том, каким он был дерьмовым сыном, отцом и мужем, затеянная, по всей вероятности, из острой зависти к успеху "Похороните меня за плинтусом".
с этой книжкой плодовитый писатель Попов среди меня, например, дебютировал - раньше я его не читала (и больше уж не буду), но уже посреди чтения я внезапно вспомнила Школу злословия, в которой ведущие рвали писателя на клочки за его мемуар о Довлатове, в котором он все больше, я так поняла, норовил похлопать покойника по плечу и ловко перевести разговор на собственные достижения. писатель запомнился мне неприятно хихикающим типом, мгновенно оценившим расклад - биться с ведущими он не стал и включил сельского остроумца-недотепу, живо согласившись признать свою работу халтурой ("я была молода и мне нужны были деньги"). помню также, что это ему не помогло.

итак, "Плясать до смерти" - книга о том, как у него спилась и погибла дочь. на Озоне всего два отзыва, и оба они гласят примерно вот что - ооо, гласят отзывы, пронзительно до мурашек.
не берусь вообразить, насколько автор справляется с художественным вымыслом, но в автобиографической прозе он слишком подставляется - к сожалению, видимо и не подозревая об этом.

черт, я даже не знаю, с чего начать.
жена писателя с младенцем отправляется к родителям прямиком из роддома и живет там три года, чтоб не отвлекать творца от работы. здесь наш герой ехидно описывает тестя и тещу, их бытовые странности и немножко уже горюет оттого, что ребенок нехорош собой.
на четвертый год жена срок уже отмотала, а девочке еще трубить, поэтому мама едет жить с папой, а дочь остается у бабушки с дедушкой. яркое воспоминание от 1 сентября - все дети как дети, жарко чувствует писатель, заехавший поглядеть, даже у алкоголиков большие да красивые, а наша косая и щуплая, что ж такое.
бабка с дедом, тем временем, тоже лажают. в редкие свои визиты писатель с неудовольствием отмечает, как скверно они, например, одевают его дочь. целая глава посвящена подвигу писателя, потратившему лондонские командировочные на оранжевую детскую куртку, подробно описаны цвет, восторг, контраст, заграничный хруст молнии и то, как глупая бабка еще три года наставляла этой куртке рукава всяким немодным дерьмом.
на этой стадии писателя Попова уже нечеловечески хочется уебать с ноги.

Read more...Collapse )
Вполне кондиционная жанровая беллетристика , говорит известный критик Виктор Топоров о «Вонгозере», добавляя при этом необидные определения вроде «многообещающая». А ещё он говорит «проект», вспоминает Акунина и Глуховского и считает, что для литературы мой роман слишком сериален.

Давайте сразу договоримся, что Топоров – умный человек и профессионал, и понимает в вопросе побольше нашего. Я с утра сижу с его рецензией и от глубокого отчаяния успела перейти уже к некоторому осторожному оптимизму, так что утешать меня не нужно, я читаю нон-стопом всю жизнь и цену своей первой книге знаю в контексте всего прочитанного вообще, а не в контексте собственных школьных сочинений и двухлетней давности рассказов пролюбовь. «Вонгозеро» вышло полгода назад, и с тех пор я думаю, думаю и думаю – чёртов комплекс отличника не даёт мне расслабиться, и я, знаете, хочу сразу всего – и чтоб доехало до массового читателя, и чтобы критики не кривились. «Человек находится в постоянном напряжении, самооценка его неустойчива», говорит Яндекс про синдром отличника – и он прав, как прав Виктор Топоров, назвавший «Вонгозеро» сериалом.

Дальше я буду размышлять про жанры – под катом, разумеется.

Read more...Collapse )