Яна Вагнер (define_violence) wrote,
Яна Вагнер
define_violence

Categories:

Украденный праздник

Рождество во всем мире - семейный праздник, который отмечают с детьми, родителями и бабушками, подарками и традиционным ужином, высвобождая таким образом Новый год для приключений, попоек, танцев с незнакомцами и прочих приятностей вдалеке от родного гнезда. И только наши соотечественники 31 декабря лихорадочно мечутся между домашним тихим застольем с празднично одетыми детишками и веселой компанией где-нибудь за городом, пытаясь совместить легкомысленные удовольствия и семейное тепло. «В двенадцать я должна чокнуться с папой и мамой», - говорит мне подруга, - «у нас традиция, ты что, не понимаешь? А потом я приеду, куда скажете». В новогоднюю ночь после полуночи на наших улицах можно встретить группы людей, ищущих такси, бредущих пешком, трезвеющих, пытающихся поймать за хвост кусочек праздника. Люди, вы все делаете не так!

24 декабря – удивительный день. Почему-то всегда идет снег, пушистый и хлопьями. Даже если накануне снега не было вовсе и назавтра он растает. Можно идти на работу или в школу и заниматься делами, как ни в чем не бывало, но праздник глядит на меня с экрана компьютера, колокольчиками врывается в деловые разговоры, ёлка наряжена еще накануне, подарки завернуты и спрятаны в шкафу, чтобы никто даже по очертаниям упаковки не догадался, что там внутри, всё готово – праздник. Самое странное в этот день – что никто вокруг не знает о том, что он уже наступил, никто не наряжал еще ёлку, всех ждет сегодня самый обычный вечер, как вчера или как завтра, а я вечером помчусь домой, закрою за собой дверь и останусь в празднике, в свечах, в запахе рождественского печенья.

Придут только самые близкие – на Рождество не принято звать гостей. Мы сбежимся к маминому ужину – она готовится к нему заранее, чуть ли не за месяц, утром куплен живой карп и зажарен в сухарях, приготовлен картофельный салат, испечены пирожные и печенье, фрукты, яичный ликер, миллион маленьких деталей, без которых праздник будет неполным – и теперь осталось только проскользнуть мимо накрытого стола и достать из шкафа подарки – cамые главные, самые долгожданные подарки за весь год – пожалуй, они важнее, чем подарки ко дню рождения, в блестящей упаковке, с карточками, разложить их аккуратно, сесть за стол, не спеша есть, разговаривать, улыбаться, ребенок давится салатами и не может есть карпа, «мама, ты поела? поела?», подарки вот они, рядом, под елкой, но их нельзя трогать, пока не будет съедено горячее, пока не уберут со стола и не поставят сладкое, и вот тогда можно. На пирожные и фрукты уже не остается места, столько съедено, но разве можно не попробовать мамины фирменные, специальные, рожественские, с тысячей калорий и ромом внутри, худеть буду потом, после праздников. Во время сладкого звонит дед из Чехии, мы сидим за столом, вспоминаем вас, мы звоним нашим рижанам, «а мы пьем пиво и едим горох!», говорят они, сколько стран – столько традиций, удивительно, что мы при всем при этом родственники.
В девять часов все заканчивается – Рождество, это же ужин, это не до утра, за границей они, наверное, смотрят сейчас какой-нибудь специальный рождественский «С легким паром», здесь же нет, можно даже не включать, там новости и какой-нибудь «Марш Турецкого», и никто не знает, что лучший день в году заканчивается. Они даже не покажут мессу, а я так никогда и не схожу, потому что завтра же на работу, и никто не даст мне выходной – подумаешь, Рождество, мне, впрочем, не нужно приобщаться, я просто думаю, это очень красиво, можно сесть на лавочку и слушать, как они поют, и свечи…

Я приду 25-го на работу, я неправильный католик, я просто привыкла, с детства, и я не понимаю, зачем нужно дарить подарки на Новый год – при чем здесь Новый год, это просто день святого Сильвестра, знаете, кто он был? Римский папа, славный старикан, прославился какими-то не очень героическими, но полезными делами и спокойно умер от старости в 335 году, 31 декабря. Вот и все, понимаете? Вот и все. Не нужно дарить подарки друг другу в честь старенького римского папы, так никто не делает, и здесь тоже раньше так не делали, ставили елку в Рождество и приглашали детей, и дети срезали с елки игрушки и конфеты, где могли дотянуться, и под елкой лежали завернутые для них подарки, и были танцы, и до Нового года было еще далеко. Вас оставили без праздника так давно, что вы об этом забыли, и вам кажется, что так оно и должно быть, поэтому вы мчитесь тридцать первого домой, к детям и маме, наспех пьете шампанское и смотрите на часы, а после укладываете их спать, и выбегаете в холод, мама говорит «весь холодец остался, и курицу никто не ел, может быть, посидим еще немножко?», но вам пора бежать, вас ждут друзья, они начали в одиннадцать и пока вы доедете, вам покажется, что лучшая часть праздника пропала, случилась где-то между вашим отъездом из дома и моментом, когда вы войдете к разоренному столу и услышите только конец истории, которую не будут ради вас пересказывать сначала, а мама немножко обиделась, все-таки, или не обиделась, но расстроилась точно, разве можно так с праздником? Просто он не один, этот праздник, их ДВА, два, а их склеили зачем-то.

Устройте себе Рождество, Вам понравится, вот увидите, необязательно двадцать четвертого числа, устройте его шестого, позовите маму и папу, научитесь готовить рождественскую еду, где-то же написано, что именно нужно есть в этот вечер, можно зажарить индейку, или запечь гуся, какая, в общем-то, разница, главное – устройте себе праздник, положите подарки под елку и зажгите свечи, это так хорошо – еще один праздник, еще одна традиция, и расскажите об этом друзьям, наша жизнь состоит из вот таких островков счастья, и это самое, самое главное.
Subscribe

  • Вонгозеро

    Восемь лет назад я случайно написала роман. Мне было 37, я занималась совершенно другими вещами, так что романа от меня не ждал никто, и в первую…

  • Бумажные книги

    друзья, назрел такой неожиданный разговор - не поверите, про книжки. бумажные, русские. я вдруг обнаружила, что в этом месте у нас информационный…

  • Простые вещи

    Мы с другом Марианной Орлинковой, известным московским бренд-шефом, придумали тут одну штуку, чтоб победить ноябрьскую тоску - собраться в хорошем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments

  • Вонгозеро

    Восемь лет назад я случайно написала роман. Мне было 37, я занималась совершенно другими вещами, так что романа от меня не ждал никто, и в первую…

  • Бумажные книги

    друзья, назрел такой неожиданный разговор - не поверите, про книжки. бумажные, русские. я вдруг обнаружила, что в этом месте у нас информационный…

  • Простые вещи

    Мы с другом Марианной Орлинковой, известным московским бренд-шефом, придумали тут одну штуку, чтоб победить ноябрьскую тоску - собраться в хорошем…